7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В Ростовской области соорудили новый мост между хутором Коса и Елизаветинской

В станице Елизаветинской открыто движение по новому 170-метровому мосту через Казачий ерик

Объект назвали дорогой в будущее

В четверг, 10 сентября, в станице Елизаветинской Азовского района досрочно сдан в эксплуатацию мост через реку Казачий ерик. 170-метровый путепровод соединил левобережную и правобережную части станицы и находящийся на острове хутор Коса.

Мост через реку стал первым капитальным объектом за 262 года — с момента образования станицы. Ранее на остров переправлялись на вёсельных лодках, до 1996 года ходил паром, а потом установили понтонный мост, который стоял только до ледостава. В зимнее время добирались на «большую землю» как могли.

На открытие моста собралась едва ли не вся станица. Поприветствовать елизаветинцев приехал врио губернатора области Василий Голубев.

В приветственном слове глава региона рассказал, что в 2012 году к нему поступило несколько обращений от местных жителей, в которых говорилось о необходимости строительства моста через Казачий ерик. В частности, авторы писем отмечали, что отсутствие стабильного транспортного сообщения между островной и «материковой» частями станицы Елизаветинской создаёт серьёзные трудности для нормального функционирования социальных объектов — школы, библиотеки, медпункта.

— Было принято решение выделить из областного бюджета средства на проектирование, а в 2013 году после положительного заключения экспертизы было начато строительство объекта. Всего из областного бюджета на эти цели было выделено 175 млн рублей, ещё 7,5 млн рублей — средства Азовского района. По объёмам финансирования объект сравнительно небольшой, но имеет огромное значение для местных жителей и для развития территории. Для станицы это без преувеличения мост в будущее. Хочу сказать большое спасибо строителям, они сумели построить мост на 3 месяца раньше запланированного срока. А жителей станицы хочу поздравить с хорошим событием и хорошим объектом, — сказал Василий Голубев.

Сразу после торжественного перерезания ленточки гости опробовали мост, перейдя на другую сторону. Пользуясь случаем, во время неформального общения станичники попросили Василия Голубева посодействовать в строительстве асфальтированных дорог.

Как рассказал позднее корреспонденту donnews.ru представитель подрядчика — ОАО «Ростовавтомост», общая протяжённость путепровода составляет 170,5 метра. Мост стоит на буровых сваях.

— Сваи пришлось бить, поскольку Казачий ерик довольно глубок — 12 метров, — пояснил собеседник. Мост однополосный, проезжая часть — 4,5 метра. Во избежание аварий перед въездом на мост установлен светофор. А ширина тротуара составляет 1,5 метра, там свободно разъедутся две детские коляски, так что скандалов и неудобств не предвидится.

И напоследок: во время заката с моста открывается удивительный вид!

Дурновская история

На днях в арбитражном суде Ростовской области состоялось первое судебное заседание по поводу скандальной истории с видеороликом. Но так как дело непростое, процесс отложили на месяц. К тому же не приехали ответчицы — одна из них, Анастасии Хлопонина, недавно родила ребенка. Именно Анастасия, стоя на берегу реки, зачитывает обращение к президенту. Рядом в молчаливом согласии стоят земляки. Второй ответчицей «назначили» Светлану Пономареву, оператора видеоролика.

— Вы не подумайте, мы не зачинщики, в хуторе нет ни одного человека, который согласился бы, чтобы бизнес забрал нашу речку, — говорит Анастасия Хлопонина. — Местные жители так возмущаются, потому что водоем всю жизнь нас кормит. Рыбу, раков здесь ловим. Детвора купаться бегает, ребята даже песок привезли и пляж обустроили. Зимой на реке всегда рыбаки с удочками сидели.

Речка раздора — приток Дона Дурновский, протекающий прямо по населенному пункту. Неблагозвучное имя он получил из-за того, что раньше хутор называли Дурной. Согласно местной легенде, так его назвал Петр I. В 1953 году хутор стал Жуковым в честь солдата-разведчика, погибшего в этих местах.

— Места у нас очень живописные, и природа нетронутая, так как поблизости нет крупных промышленных предприятий. С одной стороны, это хорошо, с другой — у большинства хуторян нет работы, поэтому река в прямом смысле кормит жуковцев, а для пенсионеров какое подспорье! Дон в четырех километрах, не каждый может туда добраться. А в ерике водятся и сазан, и карась, и судак, и лещ. О том, что река нам больше не принадлежит, представители компании сообщили в прошлом году на сходе граждан. Поставили перед фактом, а потом соорудили вагончик для охраны. И теперь, если надумал порыбачить, надо на поклон идти, это стариков особенно возмущает, — рассказывает один из местных жителей, побоявшийся назвать свою фамилию.

Больше всего хуторян волнует, что на самом деле предприниматели под видом рыбопроизводства просто выжимают из речки все что можно.

— Когда мы спросили, как же вы будете разводить рыбу в проточном водоеме, она же вся в Дон уйдет, представители компании сказали, что есть такое понятие, как садковое рыбоводство. Но мы специально ныряли, проверяли. Нет никаких садков, зато раколовки стоят и сети! А на вопрос, зарыблялся ли водоем, сказали, что мальков выпустили ночью, — делится разведданными местный житель.

К громкому делу о видеобращении к президенту подключились и представители общественности.

— К судебному заседанию ответчики собрали 280 подписей своих земляков, чтобы подтвердить: многие не согласны с передачей водных угодий в частные руки. Я присутствовал несколько раз на сходе граждан, где они заявляли о своей позиции представителям администрации Семикаракорского района, на территории которого расположен Жуков. Имеется фото- и видеофиксация этих обращений. Однако внятно никто ничего не отвечает. Местные чиновники говорят, что это дело федералов. Но что им мешает поддержать своих земляков? — негодует общественный деятель Николай Ларин.

Читать еще:  Герметичные светильники — правильный выбор

На запрос «РГ» первый заместитель главы администрации Семикаракорского района по вопросам муниципального хозяйства Михаил Аниканов ответил, что договор о передаче в пользование рыбоводного участка ерика Дурновский был подписан Азово-Черноморским территориальным управлением Федерального агентства по рыбоводству. Подчеркивается, что в соответствии с законодательством этот объект — федеральный, как и все водные ресурсы России, а значит, любой гражданин вправе здесь находиться и ловить рыбу на удочку. По словам руководителя компании Артема Солдатова, обратиться в суд пришлось, чтобы прекратить затянувшийся конфликт с хуторянами.

— Мирно сосуществовать с местными жителями нам пока не удается, хотя мы предлагали обсудить ситуацию сообща. На переговоры хуторяне не идут, зато постоянно пишут на нас жалобы, несмотря на то что объект мы получили по конкурсу и оформили по закону. Мы стараемся оживить ерик, выпустили мальков и вовсе не запрещаем рыбачить или купаться. И кто выкачивает из водоема все ресурсы, еще вопрос. Вот только один пример: вместе с инспектором рыбоохраны мы как-то ходили по ерику и достали более 40 раколовок, стояли там и сети. Считаю, что на конфликт жуковцев подбивают местные браконьеры, — говорит Артем Солдатов.

Поэтому сейчас представители компании не только требуют удалить из интернета ролик, порочащий их деловую репутацию, но и записать другой, с опровержением.

Дмитрий Величко, руководитель крупного рыбоводческого хозяйства:

— Согласно Водному кодексу РФ, никто не вправе ограничивать доступ к федеральным водным объектам. Предприниматель, который арендует водоем, должен указать, какой вид рыбы он собирается разводить. Допустим, это карп. В таком случае это собственность предпринимателей, и посторонним рыбакам ловить его нельзя, на другие виды рыбы, которые обитают в водоеме, запрет не распространяется. Такие правила не совсем продуманы и создают немало проблем. Регулировать вылов рыбы можно только в ручном режиме. Например, приезжаешь на свой рыбный участок с проверкой, а весь берег усеян рыбаками, и они утверждают, что ловят не нашего карпа, а государственную щуку. Что в таком случае можно предпринять? Проверить улов и, если карп все-таки имеется, заставить за него заплатить или выпустить. Другой выход — организовать на карпа платную рыбалку, что тоже проблематично. Ведь не скажешь, как в сказке: ловись, карп, а не щука. Мы взяли в аренду полностью пересохший пруд, наполнили его водой и точно знаем: там живет то, что мы сами и запустили. А еще, во избежание проблем, стали разводить не рыбу, а кормового рачка.

Барей Нигматуллин, глава ростовской юридической компании:

— Водный кодекс РФ — достаточно проработанный, ясный и грамотный документ. Однако его применение, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Очень много проблем связано с соблюдением водоохранных зон и со свободным доступом граждан к водоемам. Вы можете видеть, что на Дону и на Волге (Ростов-на-Дону, Астрахань, Волгоград) эти законы нарушаются повсеместно. Многие элитные коттеджи и дорогие рестораны построены с грубейшими нарушениями закона. И нашим правоохранительным органам еще предстоит провести большую работу, чтобы навести порядок на прибрежных территориях.

— Можете меня поздравить, на днях я отметил своеобразный юбилей — 150 раз я побывал в кабинетах прокуратуры с тех пор, как занялся разведением прудовой рыбы. Вот приглашение на очередной, 151-й визит, — так встретил нас предприниматель из Зерноградского района Виктор Кобзев.

Он занимается аквакультурой — выращивает в арендованном пруду пять видов речных обитателей: толстолобика, карпа, белого амура, карасей и знаменитых донских раков. Можно приехать купить рыбу, а если хочешь, наловить самому. Оформлено все по закону. Тем не менее прокуратура регулярно находит повод для новых проверок. Одна из главных претензий — якобы Кобзев гоняет местных рыбаков, которые ловят в озере рыбу.

По закону, «люди с улицы» могут ловить здесь так называемую сорную рыбу, которая растет естественным путем. Но по факту ее в озере меньше пяти процентов. Остальное — чистая, крупная рыба от производителя. Вот именно она и становится объектом охоты браконьеров. И поделать с этим по закону практически ничего нельзя. Виктор регулярно сам сторожит реку, в том числе при помощи тревожных маячков. Он показывает специальные устройства, которые расставлены по берегам и срабатывают на движение.

— И вот если ночью браконьер полез в водоем, мне поступает сигнал, мчу туда, — рассказывает Виктор. Человек он военный, бывалый, не робкого десятка. Но удовольствия от такой охраны мало: кроме сотен бессонных ночей это постоянный риск нарваться на неадекватного человека.

Что еще хуже, браконьеры нередко заносят в водоемы болезни, инфекции, вредителей. Виноват в этом, конечно же, предприниматель. Ветеринарное состояние водоема — его сфера ответственности. И хотя Виктор следит за этим очень строго (ведь, в конце концов, это его доход), все равно без «нарушений» не обходится. То у него сарай не обработан, то табличку незаконную поставил. Первый наш запрос в прокуратуру района с просьбой пояснить некоторые проверки предпринимателя остался без ответа. Во второй раз, дотянув до последнего, ответили, что согласно постановлению прокурора области (в открытом доступе этот документ найти мы так и смогли) все вопросы журналистов нужно адресовать именно ему. Отправили. Ответа пока нет.

Хутора и станицы, оказавшиеся на дне Цимлянского моря

Переселение. Картина неизвестного художника из фондов Жуковского краеведческого музея. Дается по книге Людмилы Чулковой и Александра Тихонова «Волгодонск. Люди, факты, события»

Читать еще:  В «Русгидро» готовы подать в суд на Киргизию из-за Верхне-Нарынского каскада ГЭС

В 2015 году исполняется 67 лет с начала строительства Цимлянского гидроузла и Волго-Донского судоходного канала. Одной из страниц истории этой стройки стало массовое переселение жителей хуторов и станиц, попавших в зону затопления. Рассказы о быте переселенцев и некоторые истории об этом неоднократно публиковались в местной печати и краеведческих альманахах. В данной статье мы рассмотрим общую схему переселения в границах современной Ростовской области и постараемся ответить на вопросы «откуда и куда» были перенесены населенные пункты, оказавшиеся на дне степного моря.

Под переселение попали более 150 хуторов и станиц на территории Ростовской и Сталинградской областей. Уезжать от наступающего моря приходилось на разное расстояние. В одних случаях было достаточно передвинуть свой дом вверх по склону на несколько сотен метров, в других случаях пришлось отправиться в путешествие на несколько десятков километров. Переселение началось уже в 1948 года, с переноса станиц у строительной площадки гидроузла. Населенные пункты, лежащие выше по течению Дона и Цымлы, переселились вплоть до 1950 года включительно, по мере заполнения ложа водохранилища.


План перенесения населенных пунктов из зоны затопления Цимлянского водохранилища. Для большей наглядности приведены границы Волгодонска, Цимлянска и станицы Красноярская. Направления переселения указаны стрелками. На схему в целях лучшего воприятия схемы не нанесены несколько небольших хуторов из зоны затопления, а также не отмечены направления переселения в направлении станицы Романовской. Следует учитывать, что в районный центр переезжали переселенцы из всех затапливаемых станиц. К примеру, из Красного Яра в Романовскую выехало около четверти всех дворов.

Новые укрупненные станицы, в подавляющем числе случаев сохранившие свои старые названия, старались размещать на берегах заливов и естественных убежищ на водохранилище. Крупнейшие прибрежные станицы, такие как Соленовская, Красный Яр, Калининская, Терновская, Жуковская были распланированы и отстроены на берегах заливов. В Калининской и Жуковской оборудовались пристани и убежища от штормов для кораблей речного флота. Небольшие хутора, сохранившие статус отдельных населенных пунктов, могли разместиться в некотором удалении от воды и на незащищенным побережье.

Из-за нехватки земли некоторые станицы располагали в глубине степи, а на новом месте условия жизни оказывались гораздо хуже. Самым ярким примером подобного рода стало переселение станицы Кумшацкая (более 900 жителей). Станица располагалась в нижнем течении Кумшака, недалеко от его впадения в Дон, на месте Цимлянского судомеханического завода и старой городской автобусной станции. В зону затопления станица не попадала, но ее территория все равно отходила под строительную площадку правобережной части плотины. Новое место станицы подобрали 13 километров от старого в глухой степи, на берегу реки Кумшак, вдалеке от любых дорог. «Официальное» переселение тогда сорвалось – на новое место переехали не более половины станичников, а остальные по большей части переселились на хутор Сиволобов (через 20 лет он вольется в состав станицы Красноярской).

В статье «От Волги до Дона шумят ковыли», опубликованной в краеведческом журнале «Донской временник», приводятся подробности истории «путешествия» станицы Кумшатской: «Приехала комиссия с топографическими картами. На них указаны места для переселения поселков. Станичникам рассказали, что место, где находится Кумшатская, будет затоплено водами будущего моря. Далее члены комиссии показали на карте куда надлежит переселяться. Жители возмущались: ведь там безводная степь, и отказывались ехать. Тогда им предложили написать заявления об отказе, но предупредили, что если станичники предпочитают селиться в другом месте, тогда им не будут выплачиваться подъемные, пусть переселяются за свой счет. Самые отчаянные тут же стали разбирать свои дома и искать место на другом, более высоком берегу Дона в станице Красноярской. Постепенно вся станица переехала в два хутора: Сиволобов и Романов, которые настолько приблизились к Красноярской, что вскоре вошли в ее состав».

Формально место Кумшацкой заняла станица Цымлянская, в том же году приобретшая современное название Цимлянская. При определенных условиях Цимлянскую на новое место можно было вообще не переносить. Под затопление попадало около 60% площади застройки станицы и слившихся с ней хуторов (Чекалов и Потайновский). Под воду уходили район пристани, исторический центр станицы с собором. Но район винодельческого завода, мельницы, кладбище и верхние улицы оставались нетронутыми водой. Для сравнения немногим меньше потерял своей территории город Калач-на-Дону в Волгоградской области. Окончательное решение перенести станицу на новое место обычно связывают с необходимостью создать новый районный центр с возникшим поселком работников ГЭС. «Старая» Цимлянская оказывалась без железной дороги и удобной пристани на Дону (из-за крутизны берега наполненного водохранилища).

Поэтому оставшейся незатопленной части Цимлянской переименовали в станицу Хорошевская (сама станица находилась в устье современного Терновского залива). В новой Хорошевской продолжил работать, до перевода в Цимлянск через много лет, винодельческий завод (предшественник Цимлянского завода шампанских вин).


Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О перенесении районного центра Цимлянского района Ростовской области». Источник — сайт sarkel.ru

Вообще же все населенные пункты на правом, возвышенном берегу Дона от современной станицы Хорошевская до города Цимлянска под воду ушли только частично. В хуторе Крутой, который еще перед Великой Отечественной войной считался крупным населенным пунктом (597 человек по данным Всесоюзной переписи населения) затопило несколько улиц, а остальная часть населенного пункта осталась целой. Не переменил места и Саркел, образованный в 1932 году как поселок при виноградарских колхозах «Новь» и «Красный Октябрь». Современное название поселок получил в 1987 году, на волне интереса к хазарской теме по имени одноименной средневековой крепости.

Читать еще:  Минимализм: современный стиль в интерьере

Другим примером неудачно подобранного участка для переселения стала история станицы Баклановской. На старом месте станица оказывалась в прибрежной полосе будущего водохранилища. При нарезке участком для станичников выделили место удаленное как от ближайших дорог, так и от водохранилища. Жители соседних хуторов стали с иронией называть новое место обитания баклановцев – «хурдинский престол». Хутор Алдабульский, расположенный рядом с Баклановской, наоборот смог «выбить» себе место на побережье водохранилища.

В некоторых случаях несколько хуторов на новом месте объединялись в ранее не существовавший населенный пункт. На берегу залива водохранилища возникла станица Калининская, названная по расположенном неподалеку одноименному небольшому хутору. В новую станицу переселились жители четырех хуторов, расположенных на берегу правого притока Дона Цымли (Цимлы в современном написании). В крупнейшем из них, Челбине, численность населения к концу 20-х годов превышала 1000 человек.

Подобным образом возник и хутор Лагутники. В конце 20-х годов на его месте возник небольшой поселок для работников Романовской машинно-тракторной станции (МТС). Десяток домиков расположились вдоль улицы Ленина. Расположение поселка на узле автомобильных дорог повлекло за собой активное полуофициальное переселение жителей небольших хуторов с правого берега Дона. В поселок МТС переезжали те, кто не смог получить участок в районном центре. Костяк первопоселенцев Лагутников составили жители одноименного хутора, на месте которого отрыли 15 котлован и построили шлюз №15 (сейчас это территория Волгодонска, хуторов Богучары (550 человек) и Лог (495 человек). Выросший поселок стал усадьбой Добровольского совхоза, а в 80-ые годы был переименован в Лагутники, в честь одного из исчезнувших хуторов.

В целом при переселении сохранялись названия и прямая преемственность для крупных станиц и хуторов, с населением более 500 человек. Наверное, единственным исключением из этого правила стала история станицы Нижне-Курмоярская. Эта станица стала единственным населенным пунктом в Ростовской области, перенесенной с правого берега Дона на левый берег. Пойма Дона на месте примыкала к бесплодным Цимлянским пескам. При наполнении водохранилища заливные луга в окрестностях станицы уходили под воду, а ближайшие свободные пахотные земли находились уже в границах Сталинградской (Волгоградской) области. В итоге населенный пункт упразднили, большая часть жителей и школу перевели в хутор Рябичев, туда же перенесли и здание станичной школы. Меньшая часть жителей переехала в хутор Лозной на левом берегу Дона (Рябичев находится в Волгодонском района, а Лозной – в Цимлянском).

Иногда место для переселения выбиралось на месте уже существующего хутора, который ранее был основан выходцами из выселяемой станицы. Так, около будущего Волгодонска появилась станица (или в другом варианте – хутор) Красный Яр. При выборе конечного места для переселения красноярцы остановились на варианте хутора Добровольского, основанного в 20-е годы. Другие варианты переселения, вроде хутора Ясырев в Романовском районе, были отвергнуты. Похожим способом состоялся переезд станицы Маркинская. Изначально станицы располагалась на правом берегу Цымлы, рядом с хутором Чеблин. При планировке территории обнаружилось, что для укрупненного колхоза, который создавался в новой станице Калининская, потребуется гораздо больше земли, и в результате новым местом для станицы избрали хутор Сметановский.

При подготовке материала использовались фрагменты книг Валерия Дронова «Очерки истории Дубовского района», Виктора Мельникова и Светланы Шендорук «Волгодонской район: история и современность», сайта Анатолия Чалых sarkel.ru и официального сайта администрации Цимлянского района.

Новости на Блoкнoт-Волгодонск

Хутор Каменный Брод: место, где кончается нормальная жизнь

Сюда уже отказывается ходить общественный транспорт, не хотят возить хлеб — жители всё больше отрезаны от мира и цивилизации.

От нашей читательницы Елены М. из Родионово-Несветайского района пришло письмо — как крик о помощи. Вряд ли эти люди никуда не обращались. Даже наверняка обращались. Но кто ж их слушает!

Хутор Каменный Брод — маленькая точка на карте. Здесь всего-то восемь улиц и три переулка. Население — чуть больше 700 человек. А между тем хутор старше Ростова! Год его основания — 1742, а первое упоминание о поселении людей в этих местах относится аж. 1647 году!

Оно-то конечно — лет, пожалуй, что и 250 дорог здесь не было. Ну, где арба прошла да телега — там и дорога.

Вот только времена изменились, все хотят жить вроде как цивилизованно: и машины иметь, и в райцентр на маршрутке ездить.

По чьему-то щедрому решению как-то проложили асфальт к тому хутору. Да и забыли. Может, теперь уже навсегда?

Хуторяне нам пишут:

«Мы, жители х.Каменного Брода Родионово- Несветайского района, слезно просим: отремонтируйте нам дорогу на въезде в хутор со стороны Аксайского района, п. Октябрьского. Дороги тут уже нет. Ямы огромных размеров. Маршрутное такси к нам отказываются ездить. Хлебовозы, которые снабжают нас хлебом, тоже не хотят к нам ездить. Ни спуска, ни подъема нет. Как ехать на работу? Как вообще приехать в х. Каменный Брод?! Пожалуйста, ПОМОГИТЕ. «.

Нет, мы, конечно, дорогу не построим. Но очень надеемся, что нас читает глава Кутейниковского сельского поселения. А может, даже глава Родионово-Несветайского района. И вдруг (ну, а вдруг — а?) даже министр транспорта Ростовской области? Вот бы собрались они да покумекали, как тут людям помочь.

Судя по фото, денег и материалов здесь уйдёт не слишком много. А людям бы — и хорошо! Для людей ведь работаем? Служим, так сказать, трудовому народу? Или как?

Фото жителей хутора — та самая «дорога жизни»:

Другие публикации по теме:

____________________
Нашли ошибку или опечатку в тексте выше? Выделите слово или фразу с ошибкой и нажмите Shift + Enter или сюда.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector