3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Реконструкция пострадавшей от паводков дороги на Колыме намечена на 2016-й год

Планы по благоустройству и строительству колымских дорог повисли в воздухе

С наболевшей проблемой ремонта и строительства колымских дорог федерального, регионального и муниципального значения к своему депутату в Госдуме Оксане Бондарь постоянно обращаются жители Магаданской области, ассоциация автотранспортников и главы городских округов. Планы по благоустройству и строительству колымских дорог повисли в воздухе, так как федеральным бюджетом не предусмотрены денежные средства на развитие дорожной деятельности в текущем году. В ответ на депутатский запрос Оксаны Бондарь по оказанию содействия в выделении Магаданской области в 2018 году необходимых средств из федерального бюджета Минтранс России проинформировал, что предусмотрены лишь межбюджетные трансферты на достижение целевых показателей региональных программ в сфере дорожного хозяйства в 52,8 млн рублей, что составляет менее 1,4% от потребности региона, сообщает ИА MagadanMedia.

Столь пристальное внимание к состоянию автодорог территории парламентарий считает закономерным. Ведь только протяженность пересекающей область жизненно важной для всего Крайнего Севера федеральной трассы «Колыма» (Якутск — Магадан) более 2 тысяч км. Из них всего 200 км (10%) покрыты асфальтом и бетоном (I-III технической категории), а 1 тысяча км 821 метров — щебенка или грунтовка (IV-V категории). С наступлением весны каждый путник, оказавшийся на колымской трассе, проходит испытание тряской на гребёнке, летом движению мешает густая пылевая завеса, создающая аварийные ситуации. Освещение остаётся пока отдалённой мечтой. Состояние главной межрегиональной артерии крайне медленно меняется в лучшую сторону. Причина — в недофинансировании. По данным Росавтодора, финансирование из федерального бюджета в 2016 году составило 1 млрд 683 млн 650,6 тысяч рублей, в 2017 году – 1 млрд 951 млн 150 тысяч рублей, что позволило региону достигнуть запланированный целевой показатель по приросту протяженности автомобильных дорог, введенных после строительства и реконструкции — 31 тысяча 159 км дорог общего пользования регионального и межмуниципального значения.

После многократных обращений руководства Колымы и депутата Госдумы Оксаны Бондарь за счет экономии средств федерального бюджета по итогам проведения конкурсов Росавтодор изыскал возможность и выделил региону дополнительно в прошлом году 70 млн рублей на обеспыливание более 200 км дорог, в том числе наиболее опасных участков (перевалы, опасные повороты, населенные пункты и так далее), что составило около 30% от общей протяженности дороги с так называемым переходным типом покрытия. По расчётам регионального минтранса, в 2018 году Магаданской области необходимо ввести 28,7 км автомобильных дорог, потребность из федерального бюджета на данные цели составляет 3 млрд 840,2 млн рублей. Запланировано завершение реконструкции участка 632 – 662 км и мостов на 1 тысяче 595 км через ручей Раздельный и 1 тысяче 803 км через реку Левая Хета, начата реконструкция мостов на 1 тысяче 494 км через ручей Ценный и 1 тысяче 497 км через ручей Последний. В планах также начало реконструкции федеральной трассы от 1 тысячи 821 км до поселка Атка (1 тысяча 831 км). На 2019 год намечена реконструкция на участке Ягоднинского городского округа (1 тысяча 510 – 1 тысяча 536 км).

Все эти планы повисли в воздухе, так как федеральным бюджетом не предусмотрены денежные средства на развитие дорожной деятельности в текущем году. В ответ на депутатский запрос Оксаны Бондарь по оказанию содействия в выделении Магаданской области в 2018 году необходимых средств из федерального бюджета Минтранс России проинформировал, что предусмотрены лишь межбюджетные трансферты на достижение целевых показателей региональных программ в сфере дорожного хозяйства в 52,8 млн рублей, что составляет менее 1,4% от потребности региона. В 2019 году на софинансирование мероприятий по реконструкции участков автодорога «Палатка – Кулу – Нексикан» запланировано 2 млрд 833,6 млн рублей, в 2020
году – 2 млрд 753,6 млн рублей. При этом Федеральное дорожное агентство сообщает депутату Госдумы от Колымы, что придерживается комплексного подхода к реконструкции и строительству федеральной трассы Р-504 «Колыма» «Якутск – Магадан», включая обеспыливание дороги, устройство искусственного электроосвещения её участков и перевод участков трассы в более высокую категорию с дальнейшим асфальтированием.

Читать еще:  Международные грузоперевозки железнодорожным транспортом

“Что касается электроосвещения, то я уже год веду с Росавтодором переписку на эту проблемную тему, — комментирует Оксана Бондарь. — Обращалась и напрямую к руководителю дорожного агентства страны на встрече в Госдуме по поводу освещения Колымской трассы на участках, проходящих через Палатку, Снежный и Дукчу. Сейчас совместно с региональным правительством добиваемся включения устройства электроосвещения участков трассы на 1940 – 1945 км (Палатка), 2003-2004 км (поселок Дукча), 2016 – 2018 км и 2019 – 2021 км (перед Магаданом) в
федеральную адресную инвестиционную программу на 2018-2020 годы. В ходе подготовки проектно-сметной документации по устройству искусственного электроосвещения упомянутых участков Росавтодором в прошлом году была выявлена потребность дополнительного проведения госэкспертизы, однако ответственный разработчик документации оставил соответствующее обращение балансодержателя — Упрдор «Колыма» — без рассмотрения. Далее Упрдор «Колыма» был упразднен, и трасса «Колыма» передана в ведение Упрдора «Вилюй» в Якутск. Процесс остановился. Чтобы
придать ему ускорение мне пришлось вновь направить соответствующие депутатские запросы в Росавтодор», — информирует Оксана Бондарь о своих действиях.

По мнению Оксаны Бондарь, часть федеральной трассы, проходящей потерритории Магадана (50 км до аэропорта Сокол и далее до границы с Хасынским городским округом), можно было бы отремонтировать в рамках федеральной программы “Безопасные дороги”. Но условия участия в госпрограмме дают шанс только городам с населением не менее 500 тысяч человек. С предложением изменить условия губернатор Колымы и депутат Госдумы неоднократно обращались в Министерство транспорта РФ. С аналогичным ходатайством по инициативе Оксаны Бондарь в Минтранс выходил также Комитет Госдумы по Северам. Кроме того, парламентарий поднимала вопрос о качестве колымских дорог и проблеме недофинансирования на встрече депутатов-единороссов с главой Федерального дорожного агентства Романом Старовойтом. Руководитель ведомства, ранее дважды проехавший по трассе через Колыму и Якутию, отнёсся с пониманием к поставленным проблемным вопросам. Однако достичь существенных для региона сдвигов пока не удалось.

«Президент РФ в своём недавнем Послании Федеральному Собранию заявил, что в предстоящие шесть лет необходимо практически удвоить расходы на строительство и обустройство автомобильных дорог России. 2018 год с выделением Магаданской области одного процента от необходимой суммы по сути выпадает из решения поставленной главой государства стратегической задачи, — считает депутат Госдумы Оксана Бондарь. — С учетом огромного недофинансирования будем вместе с правительством и заксобранием региона добиваться необходимого выделения федеральных бюджетных средств на развитие дорожной деятельности, включение Колымы в новый национальный проект (программу) “Безопасные и качественные автомобильные дороги”, который согласно Указу Президента от 08 мая 2018 года должен быть разработан (скорректирован) правительством страны до 1 октября текущего года».

Читать еще:  Какую плитку лучше выбрать для ванной по качествам и стилю

Реконструкция пострадавшей от паводков дороги на Колыме намечена на 2016-й год

70 лет назад в водах разбушевавшейся речушки погибли сотни могилевчан. Весна 1942-го в этих местах выдалась поздней, снег лежал долго, а потом стал быстро таять, наполняя водой сбегающие к Днепру ручьи и речушки. Но тогда, 70 лет назад, никто из жителей оккупированного фашистами Могилева и вообразить не мог, что Дубровенка, которую в обычное-то время «курица вброд перейдет», способна превратиться в девятый вал, сметающий все на своем пути. Однако 10 апреля воды речки прорвали железнодорожную насыпь.


Фото Александра БУЛАЯ и из архива

— Железнодорожная линия, пересекающая Дубровенку в районе Карабановки, была проложена еще в начале ХХ века, — говорит старший научный сотрудник Могилевского областного краеведческого музея Людмила Кондратьева. — Сначала она шла по мосту, впоследствии соорудили земляную насыпь, Дубровенку «провели» через бетонную трубу. При обороне города в июле 1941-го труба оказалась повреждена, стала мешать течению речки. Низина по руслу от Пашково к насыпи осенью и зимой стала заполняться водой. Образовался пруд, глубина которого постоянно увеличивалась, а весной, с таянием снега, уровень воды стал критическим.

После войны среди горожан ходили разные слухи о причинах того бедствия: будто бы насыпь с железной дорогой подорвали партизаны, подпольщики.

В 1944 году фашисты столь стремительно драпали от наступавшей Красной Армии, что не успели уничтожить документы городского управления, которые ныне хранятся в госархиве области. Есть там и материалы, связанные с трагедией на Дубровенке. В пояснительной записке отдела главного инженера указывается: «Во время отступления большевиков из Могилева бетонная труба и мост были ими взорваны…»

Немцы, войдя в город, приступили к ремонту пути по насыпи, чтобы пустить эшелоны на восток. И засорили трубу еще больше! Когда угроза наводнения стала очевидной, попытались восстановить пропуск воды. Но работы затянулись, а 20 февраля комендант железнодорожного узла и вовсе их запретил, сославшись на то, что осадка полотна вследствие ремонта трубы угрожает движению поездов на насыпи: «1-го апреля у меня будет готов мост, а тогда что будет с дамбой, меня не касается. » Так что оккупационные власти нисколько не волновала безопасность жителей города. И — разразилась катастрофа.

Нам удалось найти очевидицу тех событий — Галине Ивашненко в апреле 1942-го исполнилось 15 лет.

— При бомбежке во время обороны Могилева насыпь разрушили, трубу завалило, забило землей — мы, подростки, это видели, потому что ходили туда купаться, там глубоко было, — вспоминала женщина. — С началом весны немцы проводили работы у насыпи, на льду, чтобы спустить воду — что-то там взрывали, но у них не получалось. А потом вода прорвалась через насыпь и хлынула вниз. Дом, в котором жила наша семья (бабушка, мама, я и маленький брат), стоял на склоне горы к Дубровенке. Мы услышали гул, грохот, крики. Поток воды нес огромные льдины, они врезались в здания. Два дома, стоявшие впереди нашего, смыло и унесло течением. В наш дом льдины не ударили, но его стало быстро заливать водой, мы не успели выскочить. Мама скомандовала: «Лезьте на печку!» А вода продолжала подниматься, она уже была нам по шею, бабушка молилась богу… Середина печки провалилась, но мы каким-то чудом удержались. Потом вода пошла на спад. Наводнение длилось минут 20-25. Вода посшибала в доме все двери, на полу — полуметровый слой песка. Выходим, от соседних домов одни фундаменты остались, все вокруг песком засыпано. Пришедшие люди удивлялись, что мы не утонули. К счастью, наших ближайших соседей в момент беды не было дома, они тоже остались в живых. Но людей погибло много, большая вода разрушила одноэтажную каменную баню, смыла Быховский рынок со всеми, кто там находился. Был базарный день, моя мама тоже была на рынке, вернулась оттуда за полчаса до наводнения…

Читать еще:  Основные комплектующие откатных ворот

Люди опять стали застраивать берега Дубровенки только после войны. Дом наш и поныне стоит у подножья горы — это сейчас 4-й Октябрьский переулок. Набережная речки сегодня благоустраивается… Но хоть бы мемориальную доску в память о жертвах того наводнения сделали! Негоже об этом забывать!

По хранящимся в фондах краеведческого музея описаниям свидетелей, первоначальный вал воды с льдинами достигал в высоту 10-15 метров. В мутном потоке проносились люди, дома, крыши, сломанные деревья, мебель. Если плывущим у берегов бросали концы веревок, и кого-то удавалось спасти, то помочь тем, кого несло на стремнине, было невозможно. «Утопленников собирали на берегах Днепра и лугу… Тут были мужчины, женщины, малыши в пеленках. Долина Дубровенки неузнаваемо изменила свой вид — сквозная пустыня среди берегов и лежащие глыбы голубого льда», — вспоминал один из очевидцев. По разным оценкам, число жертв составило от одной до двух тысяч человек. Немецких солдат и местных «полицаев» среди них было немного.

Катастрофа была столь ужасной, что оккупационные власти решили выделить материальную помощь потерпевшим. Вернее, скудную подачку! В отчете о работе отделов городского управления, датированном июнем 1942-го, мы нашли запись: «17 пострадавшим от наводнения семьям выделено 22 килограмма гречихи, 32 килограмма ячменя, 20 яиц…»

— Ни мы, ни соседи, оставшиеся без крова, ничего не получили, — рассказывала Галина Ивашненко. — На засыпанных песком огородах ничего не росло. Наша семья выжила благодаря тому, что продавали на базаре соль, которую находили на кожзаводе (она была коричневого цвета), родственники, жившие в Луполово, помогали… Соседей тоже приютили их родные и близкие.

Почему же трагедия, унесшая жизни тысяч горожан, замалчивалась в советское время? Возможно, полагают историки, из-за неоднозначной трактовки причин катастрофы. Если, мол, допустить, что насыпь с железной дорогой взорвали партизаны, то вставал вопрос о чудовищной цене диверсии. Еще одно предположение связано с тем, что немало домов в пойме Дубровенки принадлежало до войны евреям (осенью 1941 года здесь находилось гетто), многие из которых были уничтожены фашистами. Опустевшие дома перешли в собственность оккупационных властей, которые, судя по архивным документам, продавали недвижимость местным жителям. Об этом тоже не принято было вспоминать.

Мы опрашивали гуляющих по набережной Дубровенки могилевчан, знают ли они о произошедшей здесь 70 лет назад трагедии? Только один человек сказал, что что-то об этом слышал.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector