4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пенсионный фонд Норвегии вложил четверть миллиарда долларов в недвижимость Вашингтона

Куда вкладывают деньги норвежские пенсионеры

Что вы знаете про Норвегию? Небольшая скандинавская страна. Площадь занимаемой территории сопоставима с Бурятией. Население около 5,3 миллионов человек. Возраст выхода граждан на пенсию составляет — 67 лет. Причем независимо от пола.

Основа экономики — добыча газа и нефти. Доход от продажи которых составляет более 50% от всего экспорта.

Свой нефтяной путь Норвегия начала в 1971 году. С открытия и разработки нефтяных месторождений. И с каждым годом наращивает добычу полезных ископаемых.

Знакомая модель экономики. Не находите? Напоминает Россию.

Пенсионный фонд Норвегии

Но такая ветвь развития предполагает сильную зависимость от мировых цен на ресурсы. Дабы как-то сгладить возможные негативные события в будущем (и подстелить себе соломки) был было решено откладывать сверх доходы в специальный фонд. Ранее он назывался нефтяной. Сейчас носит название Норвежский пенсионный фонд.

Ребята стартовали в 1996 году. Сделал первые пополнения фонда. И за 2,5 десятилетия фонд стал одним из крупнейших в мире.

Динамика роста активов фонда, трлн. норвежских крон

На момент написания статьи активы Норвежского пенсионного фонда оцениваются в 9 615 500 000 000 норвежских крон (или 9,6 триллиона).

В долларах получаем капитализацию $1,05 триллиона.

Чтобы понять насколько это много, представьте, что на каждого жителя страны приходится почти по 200 тысяч долларов.

Российский фонд национального благосостояния (ФНБ), у которого вроде бы аналогичная миссия («Фонд призван стать частью устойчивого механизма пенсионного обеспечения граждан РФ»), оценивается в 120 миллиардов (менее 1 тысячи доллара на россиянина).

Доходность фонда

За период с 1998 по 2019 среднегодовая доходность Норвежского фонда составила 5,9% годовых.

При текущей капитализации — получаем прибыль в $60 миллиардов ежегодно.

Выходит почти по 1 тысячи долларов на брата (каждого жителя) ежемесячно. Вся Норвегия в один день может решить перестать работать. Уехать в какую-нибудь недорогую страну и скромно жить на получаемый доход. Вся жизнь.

Прибыль фонда в процентах. Столбцы — доходность по годам. Линия — накопленная среднегодовая доходность.

Правда если скорректировать полученный доход на размер инфляции и вычесть расходы на управление, реальная прибыль с 5,9% уменьшается до 4% годовых. Но тоже деньги. $40 млрд. в год на дороге не валяются. )))

Где деньги, Карл?

Куда инвестируются средств норвежских пенсионеров?

Структура фонда по классу активов:

  • 66% вложено в акции;
  • 27% в облигации с фиксированным доходом;
  • 7% — недвижимость.

Норвежцы инвестируют в акции 9 153 компаний из 73 стран. Фонду владеет долей 1,4% от всех компаний обращающихся на фондовом рынке.

Самые крупные вложения фонда.

Вложения в разные страны

Инвестиции в США. Всего инвестировано в 1930 американских компаний на сумму 245 миллиардов.

В долговые бумаги (облигации) более 100 миллиардов. Недвижимость — $13 млрд.

Есть в сферах интересов пенсионного фонда и Россия.

Норвегия владеет долями в 49 российских компаниях. На сумму 2,7 миллиарда долларов (во всю Россию вложено почти в 2,5 раза меньше, чем в одну компанию Google).

Что куплено?

  • Алроса на 107 миллиона долларов (владеет 1,01% от всех акций компании);
  • Газпром — акций на $350 миллионов (0,68%) — оказывается это не только наше национальное достояние)))
  • Лукойл — $600 миллионов (доля 1,11%);
  • Сбербанк — $580 млн. (0,93%);
  • Магнит — $32 миллиона (0,62%);
  • Сургутнефтегаз 126 млн. — (0,55%).

И даже в Тинькофф вложено 79 миллионов баксов.

Когда вы покупаете товар в Магните или пользуетесь услугами Сбербанка, где-то радуется и подсчитывает прибыль норвежский пенсионер.

Знаете ли вы, что Россия ежегодно выплачивает Норвегии (вернее пенсионному фонду) около 100 миллионов долларов ежегодно. В виде процентов по государственному долгу.

Норвежцы вложились в наши ОФЗ и регулярны получают многомиллионные купоны.

Правда сейчас доля российских облигаций уменьшилась до 1,2 млрд долларов. Несколько лет назад инвестиции составляли 4,5 миллиарда.

Но тем не менее, мы должны каждому жителю Норвегии по 15 тысяч рублей!

На официальном сайте фонда есть интерактивная карта мира. Можно поиграться и посмотреть где хранятся и в какие активы вложены деньги Норвежского пенсионного фонда. Ссылка здесь.

За обновлениями в этой и других статьях теперь можно следить на Telegram-канале: @vsedengy.

Как Норвегия накопила триллион долларов

Норвегия и ее богатство во многом основаны на нефти. С 1960-х годов, когда геологи открыли колоссальные запасы углеводородов на шельфе Северного и Норвежского морей, благосостояние страны резко повысилось. Высокие цены на нефть на рубеже 1980-90-х годов побудили правительство отправлять излишки доходов от ее экспорта в специально созданный фонд — Государственный пенсионный фонд Норвегии (суверенный инвестфонд страны, формируемый на основе нефтяных доходов страны). Еще в конце 1990-х годов ожидалось, что объемы фонда через 20 лет достигнут 500 миллиардов долларов.

На самом деле сумма перевалила за триллион.

Фонд превратился в крупнейшего мирового инвестора. На вложения норвежцев приходится 1,3 процента от всего объема торгующихся на мировых фондовых рынках акций. Соответственно, любое кардинальное решение руководства фонда о целесообразности тех или иных инвестиций может произвести колоссальный эффект на рыночное положение соответствующих активов.

В акции нефтяных компаний инвестируется сравнительно небольшая доля ресурсов фонда — около 40 миллиардов долларов. Однако даже в глобальном масштабе эту сумму не назовешь маленькой. Инвестиции включают в себя доли в несколько процентов в таких ведущих международных корпорациях, как Shell (2,1 процента), ExxonMobil (0,8 процента) и BP (1,6 процента), и для них потеря крупнейшего инвестора может быть исключительно болезненной.

Читать еще:  12 секретных мест для дополнительного хранения в гостиной

Суверенный фонд Норвегии с конца 1990-х годов придерживается политики так называемых «этичных инвестиций». Это означает, что управляющие фонда не вкладывают деньги в активы, которые они считают слишком «грязными». К этой категории относятся производство и торговля табачными изделиями, оружием, а также компании, наносящие слишком большой ущерб окружающей среде. Однако благодаря активности современных «зеленых», в список может попасть вся добыча углеводородов. Просто потому, что сжигание газа и нефти резко увеличивает выбросы углекислого газа, а значит, ускоряет глобальное потепление на Земле.

Норвегия — страна, где «зеленые» отличаются повышенной активностью и обладают серьезным влиянием на власть. Еще совсем недавно обсуждался проект полного запрета легковых автомобилей в центре Осло. В многочисленных международных организациях, ведущих борьбу с изменением климата, норвежцы всегда на главных ролях. Поэтому логично предположить, что именно намерениями противодействовать глобальному потеплению и продиктованы усилия норвежского фонда. Частично это подтвердил бывший советник правительства Норвегии Сони Капур, назвавший представленные фондом рекомендации «победой здравого смысла над нефтяным и газовым лобби». Он, кстати, призвал увеличить объем «зеленых» инвестиций фонда в 10 раз, но до такого радикализма в Осло пока не дошли.

Политическое руководство страны уже поддержало идею пенсионного фонда. Обе правящие партии поставили резолюцию «одобрить», оппозиционеры из Партии труда пока думают, но, скорее всего, тоже подпишутся. И это укрепляет наблюдателей в мысли, что идея вывести деньги из акций нефтяных компаний — политическая по своему происхождению. Но в фонде это категорически отрицают.

Государственный пенсионный фонд Норвегии в первом полугодии 2017 года увеличил стоимость своих активов на 499 млрд крон (примерно $63 млрд), что стало лучшим результатом в его истории. Об этом говорится в сообщении фонда.

«Фондовые рынки показали себя в этом году особенно хорошо, так что доход фонда по итогам первых двух кварталов составил примерно 6,5%. Это дает общую сумму в 499 млрд крон, что является лучшим полугодовым результатом в норвежских кронах в истории фонда», — пояснил замглавы Norges Bank Investment Management Тронд Гранде.

По его словам, рекордная доходность объясняется, в первую очередь, огромным объемом средств, накопленных в инвестфонде. К концу второго квартала общая стоимость активов норвежского суверенного фонда превысила 8 трлн крон, или $1 трлн. К этому моменту 65,1% всех средств фонда были вложены в акции, 32,4% — в облигации, а оставшиеся 2,5% — в недвижимость.

За полгода правительство Норвегии изъяло из средств фонда 40 млрд крон. Впервые свою «кубышку» власти Норвегии распечатали в прошлом году, забрав из нее 105 млрд крон.

К настоящему моменту общая стоимость активов Государственного пенсионного фонда Норвегии оценивается немногим более чем в 7,7 трлн крон ($972 млрд). Таким образом, на каждого норвежца приходится в среднем примерно по $181 тыс.

И похоже на то, что норвежцы не зря приняли решение собирать деньги в кубышку — скоро она им пригодится.

Нефть в Норвегии нашли в конце 60-х годов, после чего изучение территории продолжилось, и к концу 70-х годов стало ясно, что на территории Норвегии очень много черного золота. В 1995 году страна начала разработку самого крупного месторождения, найденного на норвежской части шельфа. По оценкам 1997 года, в норвежском секторе Северного моря промышленные запасы нефти оценивались в 1,5 млрд тонн, а газа — в 765 млрд кубометров. То есть здесь сосредоточено ¾ общих запасов и месторождений нефти в Западной Европе. С 80-х годов в Норвегии начали активное выкачивание нефти, максимальный объем добычи были зафиксирован в 2000 году. В 2005 году выяснилось, что норвежские запасы нефти исчерпаны почти на 4/5, в связи с этим с 2006 года производство черного золота в Норвегии сократилось. Правда, в 2011 году были найдены два крупнейших месторождения в Северном море. Запасы оценили от 500 млн до 1,2 млрд баррелей нефти. Это стало крупнейшей находкой за последние 30 лет. Все же большая часть разведанных запасов нефти в Норвегии истощается.

Что касается газа, то Норвегия — второй после России поставщик голубого топлива в ЕС. В 2014 году, когда отношения между Москвой и Брюсселем стали крайне напряженными, Осло попыталось нарастить свою политическое влияние в Европе за счет энергетических связей. Так, министр по европейским делам Норвегии Видар Хельгесен заявил, что страна стремится занять более активную позицию в европейской политике. Однако в Норвегии объемы добычи газа сокращаются. По официальным сведениям объем реализованного газа в мае 2014 гола составил 8,2 млрд кубометров, что на 0,8 млн кубометров газа меньше, чем месяцем ранее. Если сравнивать с 2013 годом, то этот показатель уменьшился на 9,4%. По прогнозам норвежского нефтяного директората (NPD), объемы добываемого газа продолжат снижаться.

16 сентября сообщалось, что Нидерланды, один из крупнейших добытчиков газа в Европе, сокращает производство, израсходовав почти 80% своих запасов голубого топлива. Тогда же генеральный директор Фонда энергетического развития Андрей Листовский подчеркнул, что аналогичная ситуация наблюдается ив Норвегии. Здесь запасы газа тоже близки к исчерпанию

Ах, да, совсем забыл. Для тех кто уже начал сравнивать Норвегию и Россию напомню:
-В 2017 году численность населения Норвегии к концу года будет составлять 5 378 686 человек.
— В 2017 году численность населения Москвы составила 12 377 205 человек.

По объему нефтяных доходов, напомним, Норвегия занимает второе место в мире — 9,8 тысячи долларов на душу населения в год. Выше показатель лишь в Катаре (10,2 тысячи долларов).

Читать еще:  Типы кабельного интернета и их характеристики

—————————
Предлагаю вам сегодня поучаствовать в прямом эфире на ютюб-канале с блогером pavel_shipilin . Вы сможете послушать его рассуждения про политику на Востоке (сирийское урегулирование и участие в нем России, вопросы политики ЕС по отношению с восточным державам) и задать свои вопросы в чат:

Чёрное счастье (Норвежский глобальный пенсионный фонд)

Нефть дала этой стране слишком много денег. Теперь они стали проблемой.

Пока миллионы людей на планете голодают и не имеют крыши над головой, у стран первого мира свои проблемы. Норвежский глобальный пенсионный фонд (GPFG), стоимость активов которого на сегодняшний день составляет примерно триллион долларов, столкнулся с проблемой: он не знает, куда инвестировать деньги. Норвегия хочет не только сохранить нажитые средства, но и максимально их приумножить, однако использовать прежнюю рискованную стратегию в условиях отчетливо назревающего финансового кризиса норвежцам боязно — приходится искать другие варианты. Жаркие споры о судьбе самой большой в мире копилки — в материале «Ленты.ру».

Отложили на черный день

GPFG появился в 1998 году как стабилизационный резерв для будущих поколений. Уже 20 лет власти Норвегии отчисляют туда доходы от нефтедобычи. «Нефть однажды закончится, но доходы фонда продолжат приносить пользу населению Норвегии», — говорится на официальном сайте. На сегодняшний день GPFG является крупнейшим в мире суверенным фондом. Население Норвегии составляет 5,26 миллиона человек, то есть на одного норвежца приходится почти 200 тысяч долларов. Работа фонда строится на принципе прозрачности, и любой гражданин может отслеживать онлайн всю статистику и динамику в режиме реального времени.

Создать такую подушку безопасности стране удалось за счет грамотной экономической политики, инвестирования и диверсификации. В фонд идут вообще все нефтяные деньги, при этом на расходы бюджета может быть потрачено не более трех процентов совокупного размера фонда. При таком подходе расходуется главным образом лишь инвестиционный доход, но не тело фонда. Правительство страны вкладывает деньги в иностранные компании, развивающийся бизнес, облигации и недвижимость. Если разделить инвестиции фонда на число всех публичных (торгующихся на бирже) компаний планеты, то получится, что ему принадлежит 1,4 процента каждой из них.

Сегодня инвестиционная стратегия GPFG выглядит следующим образом: на акции приходится 67,6 процента вложений, на облигации — 29,7 процента, на недвижимость — 2,7 процента. Наибольшую долю фонда составляют акции Apple, Amazon, Microsoft, Alphabet (материнская компания Google), а также долговые ценные бумаги США, Японии и Германии. Помимо прочего, в январе 2018 года было объявлено о намерениях фонда вкладываться в непубличные компании. По мнению норвежского Минфина, так можно не только увеличить доходность, но и диверсифицировать возможные риски. Тенденции в мировой экономике таковы, что все больше компаний становятся непубличными. Например, в США количество торгующихся на бирже фирм сократилось вдвое с тех пор, как GPFG начал инвестировать в акции.

Эксперты склонны оценивать инвестиционную политику фонда как агрессивную и высокорисковую. «Акции частных компаний подвергают риску всю норвежскую модель инвестиций», — считает профессор университета BI Norwegian Business School Эспен Хенриксен, который раньше сам работал в GPFG. Впрочем, ничего удивительного — повышенная доходность всегда сопряжена с повышенными рисками. За третий квартал 2018 года фонд заработал 21 миллиард долларов — в основном за счет акций, в то время как облигационный портфель оказался в убытке на фоне падения государственных бумаг США. За 2017 год на ралли мировых акций фонд получил доходность в размере 13,7 процента — более 130 миллиардов долларов.

Верно и обратное: избежать отрицательных результатов при такой стратегии практически невозможно. В частности, в 2008 году доходность фонда составила минус 23,31 процента — это рекордный показатель за всю историю GPFG. Тем не менее среднегодовая доходность норвежского фонда колеблется в районе шести процентов. Для сравнения: российский Фонд национального благосостояния (ФНБ) за весь срок своего существования показал гораздо более скромный результат: среднегодовая доходность ФНБ составляет 1,3 процента. Впрочем, несмотря на хорошие средние показатели, Норвегия не хочет повторения 2008 года, ведь новый мировой экономический кризис уже не за горами.

В глобальный дискурс ожидания кризисного состояния экономики погрузились и мировые финансовые институты, и независимые аналитики. О грядущих трудностях уже предупреждал Всемирный банк: по мнению его экспертов, после 2019 года ситуация может быть весьма тревожной. Позже аналитики Bank of America заявили, что мир вскоре настигнет глубокий экономический кризис, аналогичный тому, что произошел 20 лет назад. В связи с этим России даже предрекли повторение дефолта 1998 года. Основатель крупнейшего в мире хедж-фонда Bridgewater Associates, миллиардер Рэй Далио также предсказал глобальный кризис уже в перспективе ближайших двух лет.

На фоне столь неутешительных прогнозов менеджмент фонда предложил пересмотреть объем долговых инвестиций в сторону минимизации рисков. В частности, было предложено оставить в инвестиционном портфеле только суверенные облигации в долларах, евро и британских фунтах со сроком обращения от 10 лет, но пока определенного решения на этот счет не принято. Сейчас в портфеле фонда облигации в 23 валютах. Норвежское правительство даже сформировало группу внешних экспертов для консультирования в вопросе инвестиционной стратегии. Эксперты, впрочем, не согласны с руководством фонда. Они утверждают, что нынешние широкие инвестиции в 23 валютах помогают «свести к минимуму риск и максимизировать инвестиционные возможности», мотивируя это тем, что такова стандартная мировая практика.

Нет единства и по поводу инвестиций фонда в рынок акций. Члены правительства и экономические советники разделились на два лагеря. Одни считают, что GPFG должен продолжать инвестировать средства в ценные бумаги публично торгуемых компаний, другие настаивают, чтобы он вкладывал средства в рынок частного акционерного капитала, не котируемого на биржах. Представители второго лагеря считают, что биржевые торги несут в себе больше рисков, чем возможностей — цены слишком волатильны из-за спекулянтов и осторожно настроенных инвесторов, которые готовы избавиться от активов при малейшем намеке на плохие новости.

Читать еще:  Оформляем входную зону: что нужно знать

Несмотря на то что фонд использует высокорисковые инвестиционные инструменты, он действует максимально осторожно. Порой решения норвежских властей не слишком очевидны. Например, в ноябре 2017 года фонд объявил о распродаже активов, связанных с нефтью и газом. Казалось бы, зачем лишать себя такого привлекательного источника доходов? Однако фонд принял решение отказаться от соответствующих вложений, сославшись на то, что норвежская экономика и так сильно зависит от нефти. Если основанная на углеводородах экономика рухнет, то Норвегия — крупнейший в Западной Европе производитель этого сырья понесет двойной урон — как экспортер нефти и газа и как инвестор.

Необходимость снижения нефтяной зависимости понимает не только Норвегия, но и другие страны, обладающие значительными запасами сырья. Например, к закату нефтяной эры готовится Саудовская Аравия. Аналитический центр исследований нефти KAPSaRC (King Abdullah Petroleum Studies and Research Center), финансируемый властями королевства, готовит доклад о последствиях развала Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК). Нефтяной картель контролирует треть мировой добычи и почти половину глобального нефтяного экспорта, однако Эр-Рияд понимает, что спрос на нефть не будет вечным, поэтому нужно думать о будущем после ОПЕК.

Норвегия же не только думает, но и делает. И даже если принятые в последнее время решения себя не оправдают, норвежская экономика и так себя хорошо чувствует — вливание в нее дополнительных денег принесет больше вреда, чем пользы. Норвежская стратегия может послужить примером не только для других стран, но и для компаний и частных инвесторов. Финансовый журналист Клеменс Бомсдорф даже выпустил в 2018 году книгу под названием «Стать богатым, как Норвегия: простые шаги к благосостоянию». Автор подчеркивает, что Норвегия — единственная страна, которая сумела бережно сохранить и преумножить свое богатство, а не растратить его, как многие другие нефтяные державы.

Зачем нужны инвестиции в потенциально токсичные активы

Американские пенсионные фонды держат миллиарды долларов в российских облигациях, несмотря на угрозу санкций. Как выяснил РБК, только крупнейший пенсионный фонд США в Калифорнии вложил почти полмиллиарда долларов в российский госдолг и почти 900 млн в акции российских компаний. Часть из них уже находятся под секторальными ограничениями. Почему американские пенсионные фонды вкладываются в потенциально токсичные российские активы?

Директор департамента риск-менеджмента компании «Ай Кью Джи Управление Активами» Александр Баранов считает, что даже в случае новых санкций эффект от них для американских фондов будет почти незаметным. К тому же, российский рынок страхует дорогая нефть.

«$1,5 млрд для подобных фондов — это меньше 1,5% от их активов. Если волатильность даже самих акций на американском рынке в последние дни превышала 2% в день, то величина в 1,5% это, вообще говоря, ни о чем. То есть они, по большому счету, могут себе позволить списать эту величину просто-напросто в убыток. А тот формат санкций, который обсуждался, и тот, который говорил о запрете на приобретение нового долга, не заставляет инвесторов продавать ценные бумаги, которые уже есть в портфеле. Они могут себе позволить находиться в этих ценных бумагах вплоть до выгашивания и получения купонного дохода по ним, если мы говорим про облигации. Если мы говорим про акции, то могут постепенно продавать на удобной конъюнктуре рынка и получать те же самые дивиденды.

И поэтому какие-то продажи, безусловно, существуют. Мы это видели на примере августа, когда в ожидании еще не принятых санкций уже были продажи на российском рынке. Но при текущей цене на нефть в российской экономике есть избыток рублевой массы, и он позволяет демпфировать негативные ожидания. Вот если бы цена на нефть была бы где-то в районе $65 за баррель и ниже, тогда бы мы это ощущали гораздо более болезненно», — считает Баранов.

Даже если американские фонды будут вынуждены распродавать российские активы, на них все равно найдутся покупатели. Российские облигации с коротким сроком обращения охотно берут отечественные инвесторы, а «длинными» бумагами заинтересуются европейские фонды, уверен директор аналитического департамента инвесткомпании «Регион» Валерий Вайсберг:

Почему впервые за два месяца российские фонды показали приток средств

«Напрямую американским инвесторам принадлежало порядка 8% российского долга, а значит объем потенциального риска и потенциальных продаж существенный, но не настолько, чтобы полностью уничтожить рынок или обвалить его до двузначной доходности, как это было и в августе, и в сентябре. Тогда активно покупали и российские крупнейшие банки, они готовы предъявлять спрос на бумаги среднего диапазона, на среднем конце уровень участия именно российских банков и небанковских финансовых организаций был довольно большим, если не подавляющим. А “длинные” бумаги, это все-таки те сроки, на которые российские инвесторы, как правило, не инвестируют, на длинном конце все равно это операции скорее между нерезидентами. Понятно, что долг подешевеет и ставки вырастут. Но и более высоким ставкам, конечно, найдутся покупатели. Прежде всего, это Европа, может быть, какие-то английские фонды, они вполне могут покупать. Восточную Азию я бы не ждал, теоретически это может быть Япония, но, опять же, эти объемы будут не очень значительные, скорее Европа».

Российские власти уже разработали свои меры для защиты от возможных санкций против российского госдолга. Об этом ранее заявил вице-премьер Антон Силуанов.

В свою очередь, спецпредставитель США на Украине Курт Волкер пообещал вводить новые ограничения против России каждые месяц-два.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector